August 6th, 2016

с кружочками

(no subject)


+
Познакомьтесь, это Яро Завацки, автослесарь из словацкой деревни Плешовце и родственник Энди Уорхола.
В любом велопутешествии что-нибудь подобное обязательно случается. Запланировал вчера сделать 125 км от Эстергома до Зволена, но ехал по каким-то совсем уж кукуевским горным тропам, где километр идет за полтора – в результате за 20 кило до Зволена стало совсем темно и пришлось искать ночлег там, где его нет.
Заехал в ближайшую деревню, нашел заведение под вывеской «Hostinec» и, будучи уверен, что это означает «Гостиница», стал приставать к людям с вопросом, где тут у них ночуют. Люди пили алкоголь и были настроены мрачно, но когда узнали, что я русский, страшно возбудились, вспомнили все русские слова, которым их учили в школе – впрочем, гостиниц от этого в деревне Плешовце не прибавилось.
Одного из возбудившихся звали Яро, он пил черно-белое пиво. Вот оно.



Яро зазвал меня к себе в гости. Сказал, что 25 лет назад, когда шло расформирование западной группы войск, советские офицеры продали ему за копейки несколько тонн солярки – поэтому теперь он чувствует себя обязанным тоже сделать для русских что-нибудь хорошее.
Кабаков в Плешовце, кстати, 10 штук на 2500 населения. Еще здесь есть дом культуры, в котором днем и ночью поют народные песни (вот и сейчас тоже), а также два храма — католический и евангелический. В католическом служит мужик, в евангелическом — женщина, причем не самых преклонных лет, поэтому местное мужское население, в основном, ходит в протестантах, а женское — в католиках.
Яро совершенно очаровательный, очень работящий и чрезвычайно благородный алкоголик. Полгода назад поругался с женой, потому что она поругалась с ним, ушел из дома, купил бывшую пожарную часть и устроил в ней мастерскую по ремонту автомобилей (раньше ремонтировал в собственном гараже). Теперь совершенно счастлив. Внизу полный бардак и антисанитария, зато на втором этаже две комнаты, вполне пригодные для проживания. На стене висит фотография полуобнаженной девицы-бодибилдерши - его племянницы. Вот она.



О ней Яро вспомнил после первых 100 грамм чудесной шестидесятиградусной самогонки, которую мы уселись распивать. Племянница даже победила на каком-то всемирном соревновании бодибилдерш и сам Арнольд Шварцнеггер вручал ей награду — газетная заметка с подтверждающей фотографией тут же легла на стол.
А после вторых 100 грамм чудесной шестидесятиградусной самогонки Яро Завадски вспомнил о своих корнях. В Плешовце он когда-то приехал служить в армию, влюбился в местную девицу и остался здесь жить. А вообще-то по национальности он русин и родом из восточной части Словакии — той, которая почти Украина. Его деревня называется Микова. Все тамошние жители без остатка делятся на людей по фамилии Завацки и людей по фамилии Вархола. В 1914 году отсюда эмигрировала в Америку семья Вархолов, в которой уже на новом месте жительства родился будущий Энди Уорхол. Его мама в замужестве была Завацка и состояла в родстве с предками нашего благородного алкоголика.
Интернета у Яро Завацки нет, он даже им пользоваться не умеет, проверить на месте его показания не удалось. Но на следующий день уже в Зволене я первым делом залез в Википедию и обнаружил, что мой ночной собеседник ни грамма не наврал.
Передайте для него какую-нибудь хорошую песню.