December 9th, 2016

с кружочками

НА СМЕРТЬ "РР"

Нет, мы не были "уникальным журналистским коллективом". Во всяком случае, мы точно не были коллективом уникальных журналистов. Мы были обычными людьми, оказавшимися в уникальных условиях. "Русский репортер" - это такой журнал, в котором любой неслучайный человек очень скоро раскрывал свой талант и становился одним из лучших в своем жанре и деле. В редакции всегда царила радикальная творческая атмосфера, которая заражала вирусом жизни сначала сотрудников, а затем аудиторию.
Именно в этом причина нашей былой популярности - очень большой по меркам качественной журналистики. Честно говоря, сам я пришел в "РР" со второй попытки - первый раз идти отказался, малодушно не верил в коммерческие перспективы трудоемкого исследовательского репортажа. Но всего за 2 года с нуля мы вышли в лидеры общественно-политических еженедельников и даже некоторое время жили в режиме самоокупаемости. Мы просто искренне интересовались своей страной и в этом было наше конкурентное преимущество. В "РР" никогда не жалели денег на командировки и время, которое нужно автору, чтобы написать блестящий текст на крутую и сложную тему. Месяц? Пожалуйста. Два? Ну, хорошо. Три? Слушай, ну ты совсем обнаглел! Давай хотя бы два с половиной!
Просто иначе такие вещи не делаются. Кто хочет шедевр за неделю, получает фигню и ежедневно.
Я не буду никого винить в том, что произошло - ни руководство журнала, ни руководство холдинга "Эксперт", ни тем более рынок. Наоборот, я хочу всех поблагодарить. Сотрудников - за реальный творческий труд, даже в условиях, когда зарплаты нам задерживали круче, чем шахтерам в 90-е. Главного редактора Виталия Лейбина - за нормальную, здоровую смелость и ту радикальную живую атмосферу, которую я описал выше. Именно он всегда ее генерировал и защищал (иногда даже от меня самого). Руководство "Эксперта" - за полное невмешательство в наши дела, даже когда мы создавали для холдинга проблемы. Что бы там ни говорили про Валерия Фадеева и Татьяну Гурову, это очень хорошие люди, более комфортных отношений с собственниками у меня еще не было ни в одном СМИ.
Ну, а рынок я хочу поблагодарить за новые возможности. Которые мы теперь и реализуем, многому научившись за 8 лет вместе.
"Русский репортер" ушел, потому что ушло время таких журналов. Более того, ушло время СМИ как формы существования журналистики - еще, правда, не все это поняли. Посмотрите вокруг - много ли вы видите по-настоящему жизнеспособных медиапроектов, которые не подключены к аппаратам искусственного финансирования? С большой натяжкой можно сказать, что их единицы.
Зато появляются новые формы жизни и мы идем туда. Осталась команда "РР" и это главное. Большая ее часть существует вокруг двух проектов - моей Лаборатории "Однажды" и платформы les.media Виталика Лейбина.
Так что "РР" жив. Оставайтесь с нами.