Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

с кружочками

ВОПРОС НАРКОЛОГАМ И НЕ ТОЛЬКО

Видел собственными глазами. Минувшая суббота, поселковый концерт по случаю 100-летия Совхоза имени Ленина. На сцене "Лицей", Доминик Джокер, потом вроде должна наступить кульминация в виде салюта. В ожидании счастья на площади стоит дяденька, то есть не стоит, а балансирует, как боксер перед нокдауном. Падает с периодичностью раз в две минуты. Встает и снова балансирует, и снова падает. Справа от него и слева от него выстроились в ряд антипарковочные бетонные ограничители строго шарообразной формы. Чувак очень внимательно смотрит на ближайший такой шар, примерно равный десяти школьным глобусам. Потом, превозмогая себя, влезает на него ногами и вдруг - решительно перестает падать. Стоит на этом шаре в полный рост, как вкопанный - ноги прямые, руки в карманах, даже взгляд прояснился. Вот грянул салют, дяденька задрал голову, но даже это обстоятельство его не подкосило. Чем все это закончилось, не знаю - салют закончился, мы пошли домой, а дяденька все стоит.
Похожее явление я не раз наблюдал в своем прекрасном детстве в подмосковной деревне Колонтаево, откуда родом мой папа. У нас там был один не очень дальний родственник, который часто напивался до состояния нестояния, но как бы хорошо ему ни было, он обязательно доползал до велосипеда, садился на него и ехал 5 километров в полной темноте домой в соседний Совхоз 50-летия октября.
Как объяснить столь сложные отношения пьяных организмов с законами гравитации? Какие-то особые свойства проспиртованного мозжечка или просто мать-земля щадит свои питомцев?
с кружочками

(no subject)

УРОКИ МУЗЫКИ
Старинная блатная баллада "The House of Rising Sun", ставшая знаменитой в исполнении группы "Animals", оказывается изначально поется от лица непутевой женщины, скатившейся на дно. Именно в такой версии ее исполняли Дейв Ван Ронк и Боб Дилан, у которого и приняли эстафету "Animals", поменяв "many poor girls" на "many poor boys" в первом куплете. Между тем Дэйв Ван Ронк в свое время очень заморочился тем, что же такое "Дом восходящего солнца". До него версии были самые разные: бордель, кабак, тюрьма. Певец провел собственное расследование и выяснил, что это таки была новоорлеанская тюрьма, причем женская. Дейв даже нашел фотографию ее входного проема из грубого камня, с выгравированным по центру изображением восходящего солнца.
У меня по этому поводу, собственно, один вопрос к исследователям тюремной символики и не только. А не является ли известная советская блатная татуировка "Север" дальним родственником американского восходящего солнышка? Кто знает - ведь и в Америку воровская культура пришла из Европы вместе с ее словами, звуками и изображениями. Для тех, кто забыл, как выглядит тауировка, образец прилагаю.
+
с кружочками

(no subject)

- А расскажите про какой-нибудь хулиганский поступок, который вы совершили на журфаке в свои студенческие годы?
Вопрос был задан вчера на мастер-классе после вручения "Звезды журфака", как самому популярному журналисту факультета в 2017-м году.
- Хулиганский поступок? )) В 90-е годы нам, студентам, очень трудно было совершить хулиганский поступок. Потому что ничего не было запрещено и все было разрешено. Вот здесь у вас внизу, в сачке мы сидели, пили и курили. Прямо вот сидели, пили и курили. Да, в здании факультета. И это не было вызовом, это было нормой, никто нас не гонял. А в ДАСе, где я прожил три года, лифт легально ходил на самую крышу. Выходи - не хочу. А еще у нас там между двумя корпусами была столовая, библиотека и ночной бар. Теперь там нет ночного бара? А тогда был. Назывался Lucky Five. Мы его, естественно, тут же переименовали в Fucking Live. Потому что денег туда ходить у нас не было. Деньги были на то, чтобы в столовой купить беляш, покрошить его в кипяток - и в итоге получался суп, который мы назвали "Олеся". А если родственники моего соседа и друга Саши Нахалова из Ряжска подкидывали тушенку, которой им там выдавали зарплату - то это вообще был праздник. А на втором курсе наш приятель влюбился в девушку и чтобы за ней ухаживать, подался в администраторы к бандитам. И позвал нас продавцами в коммерческую палатку на метро Войковская. Другим продавцам тогда платили 3 процента с оборота, а нам 6. Каждый вечер с офигительной суммой денег мы ехали с Войковской на Академическую, а потом еще шли пешком 15 минут по темным дворам. Однажды на День пограничника нам даже дали вуалялюлей, но денег, слава Богу, не заметили. А девушка нашему приятелю взаимностью так и не ответила, бандиты пали смертью храбрых...
И вот в этот момент я начал заниматься журналистикой.
+
Судя по разговорам со студентами после лекции, не все мне поверили. Особенно в то, что в сачке когда-то можно было пить и курить.
с кружочками

ДЕЛЬФИН ПОСЛЕДНИЙ. РАСЧЕТ ОКОНЧЕН


Эта история в нашей книге называется так: "Социализм - лучшая школа капитализма". Так считает бывший летчик-истребитель Камиль Бакиров, который, уйдя в отставку, решил истреблять в Самарской области некачественную воду. Он нашел способ снабжать самые неблагополучные города региона чистой питьевой водой по цене всего 3 рубля за литр. Но вскоре выяснилось, что грязная вода - это тоже хороший бизнес, который ломать который опасно для здоровья. В общем, по случаю отставки губернатора Самарской области Николая Меркушкина, эта публикация особенно актуальна.
На этой оптимистичной ноте Лаборатория "Однажды" завершает серию публикаций из нашей книги "Дельфины капитализма", которая на "Озоне" уже попала в категорию "Бестселлер".
+
"Чем больше отставной подполковник изучал систему административных отношений, тем больше возникало у него вопросов. И, наконец, назрел главный.
– Вот мы все говорим: взятки, коррупция, чиновники какие-то не такие! А откуда они берутся? Кто их растит? Я вот был летчик-истребитель, я знаю, как рождается летчик. Вот он получил среднее образование, пришел: хочу летать. Прошел комиссию, здоровье позволяет – давай иди в училище. Пришел в училище, отучился четыре года. Если летчик из тебя не получился – тебя отчислят, отправят на штурмана учиться. Но даже если получился — ты после училища еще года три-четыре летаешь, учишься, чтобы через пять лет стать летчиком первого класса. Просто так в самолет тебя никто не посадит, тем более такой страшный, сверхзвуковой, страшнее некуда. Если ты до него не дорос, то в лучшем, так сказать, случае сам убьешься. В худшем – кого-то с собой прихватишь, на кого-нибудь уронишь этот самолет.
– А чиновник – имеет большие возможности и ничем не рискует?
– Именно, он ничем не рискует! Совершил кучу ошибок – его пожурят: «Ну, ты, парень, зарвался». Переместят, в крайнем случае, из города N в город M. Они дальше может управлять районом, областью, сидеть в правительстве с умным видом. Получается такая авиация наоборот".

Читать
с кружочками

(no subject)

Ровно 13 лет назад мы с коллегами сильно напились, потому что по-другому пережить увиденное в этот день было невозможно.
+
БЕСЛАН. ВОЗВРАЩЕНИЕ В АВГУСТ
6 сентября. По дороге из Беслана в аэропорт Минвод нас с фотографом Володей Суворовым пробило на ржачку. Мы то и дело смеялись, а водитель-осетин все больше свирепел. После санитарной остановки у кустика Володя вдруг подумал вслух: «Интересно, а как ходят в туалет космонавты в условиях невесомости?» Этого оказалось достаточно, чтобы мы бились в конвульсиях минут сорок. Таксист реально испугался за наше психическое здоровье. Я сначала тоже подумал: «Что это со мной», а потом вспомнил "Курск" и успокоился. Когда мы три года назад ехали с родителями погибших подводников из аэропорта Мурманска в гарнизон Видяево, некоторые из них тоже смеялись. Психологи мне потом объяснили, что это нормальное явление. Эмоциональная разгрузка. Пройдет.
Уже в Москве мне еще несколько дней после Беслана снились смешные сны. Просыпаюсь от собственного смеха и не помню, над чем хохотал. А когда знакомые просили рассказать, что я там видел, то вдруг понимал, что очень многое уже забыл. Остались лишь какие-то обрывки впечатлений – разрозненные, но достоверные. Вообще, смех и склероз – главное, что помогает справиться с ужасом. Защитная функция организма. Я, кажется, понял, почему ветераны не любят рассказывать о войне. Они просто ничего не помнят.
5 сентября. Первые похороны. Из любой точки в городе виден хотя бы один гроб. Беслан – хоть и город, но традиции здесь сохранились горские. По традициям, когда в доме появляется покойник, родственники распахивают ворота, выставляют перед домом гроб с телом, садятся возле него и принимают соболезнования. Мужчины молча, женщины кричат, бьют себя по коленям и реально рвут на себе волосы. Осетинкам из мусульманских семей немного легче: они кричат один день. Христианки – три. Уважая традиции, осетины-христиане пропустили осетин-мусульман на кладбище на день раньше. Мать учительницы осетинского языка Алены Зуцевой, Наташа, не отходит от гроба дочери уже два дня и впереди еще целые сутки. «Не ест, только воду пьет, -- говорит про нее соседка Вера Цоколаева. – Я боюсь за нее».
Наташа вдруг резко замолкает, отрывается от гроба и, ни слова не говоря, уходит. Она как зомби идет по улице, заходит в одни открытые ворота. Минут через пять выходит и скрывается за следующими открытыми воротами. И так несколько часов подряд. Потом возвращается, садится у гроба и опять начинает кричать. Родственники погибших отрываются от собственных мертвых только для того, чтобы выразить соболезнование таким же, как они. Всем без исключения. Открытых ворот в городе сотни, но люди ходить не устают. Такое ощущение, что они делают это на автомате. Традиции сильнее людей.
В час для весь город, не сговариваясь, начинает возле гробов траурные речи. Говорят на осетинском. Потом поднимают гробы и начинают движение в сторону кладбища. Также, не сговариваясь. Вместе выходят на главную улицу города. Ощущение такое, что у всех жителей Беслана радиопередатчики, которые позволяют координировать свои действия. На самом деле, просто испокон веков здесь хоронили с часу до двух. Похоронная процессия длиной в несколько километров парализует движение на федеральной трассе Москва – Владикавказ. Тут же выстраивается огромная пробка, но обогнать процессию никто не пытается. Встречные машины останавливаются, из них выходят люди, снимают кепки и стоят с непокрытой головой, пока мимо не понесут последний гроб. Поражает всеобщность этих действий. Ни один не обогнал, ни один не проехал мимо, ни один не отсиделся в кабине. Все слепо исполняют какую-то единую волю.
Эту единую волю помню еще утром, в здании школы. Там я увидел оставшиеся от бандитов доллары. Первая подлая реакция – подобрать. Что-то остановило. Вдруг понимаю: если бы наклонился – разогнуться мне уже не дали бы. Доллары здесь никто не берет. Омерзение перед этими купюрами какое-то вселенское. Преодолеть его пришлось лишь работникам прокуратуры, которые забрали купюры на экспертизу. У них работа такая.
С появлением первого гроба на кладбище замолкли 6 экскаваторов, которые за сутки не успели вырыть и половины могил. Когда похоронят всех погибших в теракте, кладбище Беслана увеличится наполовину. К крикам женщин прибавляется рык мужчин. Мужчины здесь не плачут, а именно рычат. Многие украдкой кладут под гроб погибших мешочки с пулями. Это клятва отомстить. Потом на вопросы журналистов они отвечают, что мстить не будут, что не дадут врагам себя перессорить, что мир – это главное. Им верят.
4 сентября. Опознание трупов. Их выложили во дворе Бюро судмедэкспертизы во Владикавказе. Этот двор превратился в аквариум со смертью. Журналистов, которым удается перелезть через забор, не трогают, но через пять минут они уже сами карабкаются обратно с такой быстротой, как будто по ним стреляют. Я стою у забора зажмурившись и пытаюсь дышать через ворот куртки. Не помогает. Затыкаю нос и дышу ртом. Вечером очень сильно об этом жалею, потому что мясо есть не могу. Видеть свое тело тоже не могу. Очень странно, что оно шевелится. Зачем я спрыгнул сегодня с забора в этот аквариум – все равно описать, что там видел, невозможно. Чтобы справиться со страшным привкусом во рту напиваюсь водки и засыпаю. Ничего не снится.
3 сентября. До часу дня все относительно спокойно. Утром в Доме культуры перед родственниками заложников выступил доктор Рошаль, чуть раньше осколком от подствольной гранаты ранило в ногу милиционера, и заграждения отодвинули от школы еще метров на 100.
В час дня в городе вдруг нажали какую-то кнопку. Толпы женщин хлынули от центральной площади, толпы мужчин ринулись к ней. Первые несколько минут было даже не понятно, чего это все вдруг всполошились: звуки взрывов и пулеметных очередей заглушали клаксоны машин, которые на бешеной скорости рванули к центру. Через 20 минут, когда на площадь стали выносить первых освобожденных заложников, толпа мужчин стала буквально сметать неудачно припаркованные автомобили, чтобы дать проехать скорой помощи. Машины переворачивали, не разбирая, что это – БМВ Х5 или Запорожец. Никто потом не предъявлял никому никаких претензий. Владельцы покореженных авто тут же садились за руль, чтобы отвезти с больницу раненных детей. Вся площадь стала местом какой-то организованной мужской силы. Все происходило стихийно, но слаженно. Одни, не обращая внимания на кордоны и блокпосты бежали к школе, забирали свою порцию уцелевших детей, и несли их к площади, другие подхватывали освобожденных, сажали в машину и мчались в больницу. Третьи уже сооружали искусственную переправу через железнодорожные пути, чтобы машины с ранеными не делали крюк и быстрее добрались до врачей. Выпадали из общего движения только те, кто уже увидел своих детей мертвыми. Глаза у них были стеклянные, ноги ватные, а кулаки в крови. Кулаками они в ярости били об стены домов.
По площади пронесся слух: поймали боевика. Толпа куда-то побежала, увлекая меня как в воронку. Очередь из автомата и толпа расходится. Оказывается, никакого боевика не было. Произошло следующее. В Беслане есть один глухонемой. У него борода. Он, как и все мужчины, тоже пришел на площадь. Вид у глухонемого уж больно ваххабитский, поэтому его окликнул милиционер, чтобы проверить документы. Глухонемой не слышит, идет дальше. Милиционер кричит: «Стоять!» и бежит за ним. Толпа отреагировала: видит – идет бородач, за ним бежит милиционер. Значит, боевик. Все побежали на помощь милиционеру. Глухонемой увидел погоню и побежал. Толпа уже нависла над ним, чтобы разорвать на части, когда наперерез выбежал другой милиционер, дал залп в воздух и повел глухонемного до выяснения в штаб.
Примерно в это же время из окна школы выпал настоящий раненный боевик. Об этом мне рассказал фотограф Миша Климентьев. Миша не успел прицелиться из фоторужья, как боевика не стало. Толпа, бросившаяся на него, просто втоптала его в землю. Люди прыгали у него на голове, у боевика хрустели кости. Если бы под ним была не земля, а асфальт, его просто растерли бы по асфальту. Миша говорит, что в этот момент не испытывал к нему ни малейшей жалости.
2 сентября. В городе для журналистов большая проблема – негде пожрать. Все кафе и рестораны открыты, в них сидят работники и хозяева, но нигде не кормят.
-- Мы сами уже второй день не едим и не можем смотреть, как другие едят, -- объяснил повар кафе «Хаш» Аслан Дударов.
-- А зачем тогда на работу выходите?
-- Положено – выходим. Но работать мы не можем, и хозяин нас понимает. У него у самого племянник там.
Вообще, город разделился на «там» и «здесь». И все, что «здесь» не имеет ни малейшего значения. Когда 3 сентября начался штурм, Аслан побежал к школе, даже не заперев кафе. Никто ничего не украл.
Для сравнения, «Курск». В августе 2000 года Мурманск живо откликнулся на гибель моряков-подводников. К приезду небедных журналистов со всего мира таксисты подняли цены втрое, менялы установили грабительский курс валюты, местное телевидение резко пересмотрело тарифы на перегон картинки. Когда я открыл дверь номера в гостинице «Арктика», первое, что увидел – россыпь визиток на полу. Силуэт женского тела, телефон и надпись: «А мы уже здесь».
В Беслане мне в первый же день стало стыдно за русских. По сравнению с осетинами мы во время терактов выглядим бледно. На площади Дома культуры ни одного пьяного. Местные жители пускают журналистов на ночлег бесплатно. Улыбка воспринимается как оскорбление, смех – как пособничество террористам.
Для сравнения, «Норд-Ост». В ноябре 2002 года окрестности ДК Шарикоподшипникового завода превратились в место массовых гуляний. Люди приходили глотнуть воздуха исторического события. Сфотографироваться на фоне кордонов. Смех и улыбки. Молодежь заставила все окрестные дворы пустыми бутылками из-под пива. Если бы события развивались так же, как в Беслане, никто спасать заложников не побежал бы.
1 сентября, 9 утра. Я нахожусь возле школы на празднике начала учебного года. Перед школьным крыльцом куча детей и родителей, выступление первоклашек, первый звонок и все такое. Номер школы – 157 и находится она не в Северной Осетии, а в Киеве. Я приехал сюда сделать смешной репортаж о том, как мастер косноязычия Виктор Степанович Черномырдин дает украинским детям первый в этом году урок. Про Беслан я знаю только то, что это город, в котором делают средней паршивости водку и шампанское.
Тема черномырдинского урока звучит так: «Человеческая жизнь – это высшая ценность».
Я уже было совсем поверил, что так оно и есть, когда позвонили из редакции и сказали, что нужно ехать в Осетию.
Вместо урока Черномырдина я получил урок Беслана. Теперь я точно знаю, что человеческая жизнь вовсе не высшая ценность. Теперь я знаю, что европейский постулат о высшем смысле человеческой ценности и есть та зараза, которая разъедает и Европу, и Россию. Если высшая ценность – твоя собственная жизнь, то единственный смысл этой жизни – получить от нее максимальную дозу удовольствия. А человек, получающий удовольствия – это слабый человек. Очень слабый.
Теперь я точно знаю, что высшая ценность – человеческая смерть. И смысл жизни – в смерти. Не в том, чтобы срочно умереть, а в том, чтобы знать, за что эту свою жизнь можно отдать не задумываясь. Смысл любого действия в том, что заставляет отказаться от бездействия. Формула поступка – отказ. Чтобы встать, нужно отказаться от состояния покоя. Чтобы прыгнуть с парашютом, нужно отказаться от состояния безопасности на борту самолета. Чтобы жить полнокровной жизнью, нужно изначально отказаться от нее, отдать ее в заложники высшей воле и жить по этой воле и умереть по ней, если потребуется.
Я вспомнил, что мне приснилось той ночью, когда я смеялся. Мне приснилось, что человек, на самом деле, сам себе не нужен. Абсолютно. Всю жизнь он мается одной заботой – кому бы подарить свою собственную жизнь. Он и хочет этого, и боится. Это очень смешно.
Умеющих убивать могут победить лишь умеющие умирать. Террористы научились убивать. Мы не умеем ни того, ни другого. Поэтому мы проигрываем терроризму.
После Беслана я почувствовал смертельную усталость от той системы равновесных ценностей, в которой мы живем. В которой грех не грешнее святости, а святость не круче греха. Впервые пожалел, что не родился веке в 16-м или 15-м. Когда мир был строгим, жизнь не кончалась смертью и люди боялись только Бога – живого и настоящего.
Я ни к чему не призываю. Я просто описываю состояние человека после Беслана. Возможно, до следующего августа это пройдет. Склероз умеет.
с кружочками

(no subject)

Еще одно школьное воспоминание.
В наше время как раз кто-то придумал "сменку". При входе в школу нужно было переобуваться. Мы это страшно ненавидели и воспринимали как ограничение свободы. Но раз в неделю один из старших классов, который ненавидел сменку, должен был оборонять школу от всех других классов, которые тоже ненавидели сменку - порочный круг имитации. В нашей школе №18 города Электростали с первого этажа на второй вела парадная лестница. В 8:15 на этой лестнице начиналась подготовка к регби не на жизнь, а на смерть, причем без мяча. Вместо гола - почетное право прийти на уроки без сменки. Нижнее поле гудело по нарастающей, верхнее демонстрировало хладнокровие и всесилие. В 8:30 дежурный педагог давал сигнал на пропуск дикарей в мир знаний, и начиналось натуральное сражение. Толпа снизу в уличной обуви шла напролом, толпа сверху, ничего еще не зная об ОМОНе, практиковала сцепку, которую теперь используют борцы уличными беспорядками. Но мы были сильнее, мы просачивались между тел и ног - и в результате примерно треть учащихся приходили на уроки без сменки с гордо поднятой головой.
Завидуйте.
с кружочками

(no subject)




Подробнее здесь: http://tass.ru/obschestvo/4501979
+
Замечательная акция. Наша 548-я тоже к ней присоединилась. Завтра все дети пойдут в школу без цветов. Деньги родители могут перечислить на помощь ребенку из нашей же школы, который болен серьезной болезнью. Никакой обязаловки, просто на сайте реквизиты, а дальше кто чем дышит
с кружочками

"ДЕЛЬФИНЫ КАПИТАЛИЗМА". ВОСЬМОЙ ПОШЕЛ


Что сделал бывший учитель географии, когда понял, что кризис гособразования — это не только вредно, но и полезно
+
"Морская устрица живет тем, что чистит море, пропуская сквозь себя 200 литров воды в сутки и отфильтровывая планктон. Смирнов точно так же пропускает через себя все новые волны административного безумия, и выдает своим клиентам - директорам образовательных учреждений - простые, понятные, чистые знания о том, как с этим безумием справиться. На фоне этой вечной коллизии Алексей хладнокровно конвертирует провозглашенные государством лозунги в свою подвижную бизнес-модель".

Читать
с кружочками

СДЕЛАНО "ОДНАЖДЫ"


+
На этой неделе наши золотые "Дельфины" потихоньку выныривают в книжных магазинах страны. Спасибо издательству "Манн, Иванов и Фербер" - живьем полиграфия еще шикарней, чем на эскизах.
Одной из первоначальных версий названия было такое - "Что сделать?" Отголоски этой идеи остались в Оглавлении:

Вельск, Архангельская область
Что сделал бывший торговец нелегальной водкой Сергей Пятовский из маленького города и выводка доисторических животных

Калининград
Что сделал бывший летчик Роман Аранин, когда с ним случилось всё самое худшее

Москва
Что сделал московский айтишник Антон Кучумов из железной перекладины во дворе и собственной ненависти к фитнес-индустрии

Санкт-Петербург
Что сделал молодой специалист по сертификации Алексей Маврин, когда понял, что такое старость

Коломна
Что сделала пианист Наталья Никитина из одного урожая антоновки и никому не нужного культурного наследия

Санкт-Петербург
Что сделали аудитор Наталья Гаспарян и преподаватель Мария Бондарь, узнав, что люди с ограниченными возможностями тоже хотят путешествовать

Самара
Что сделал специалист по живучести летательных аппаратов Камиль Бакиров, когда ему надоел произвол чистой воды

Красноярск
Что сделал вольный дантист Сергей Николаенко после того, как к нему пришел пациент без носа

Пермь
Что сделал учитель географии Алексей Смирнов, сообразив, что кризис государственного образования – это не только вредно, но и полезно

Петропавловск-Камчатский
Что сделал патриот Камчатки Александр Мещанкин, чтобы тур на полуостров смогли позволить себе даже студенты и пенсионеры

Если после прочтения вам тоже захочется, что-нибудь сделать, значит мы работали не зря.
с кружочками

ВОПРОС МУДРЫМ РОДИТЕЛЯМ И НЕ ТОЛЬКО

А как вы прививаете своим детям в возрасте плюс-минус 10 лет предпринимательский опыт и вкус к результату? В том числе финансовому?
Анализируя свое собственное детство, я понимаю, что пока я не достиг более-менее трудоспособного возраста, я непроизвольно учился зарабатывать на нескольких вещах:
1. На бутылках. Да, это были наши первые заработки. 15 копеек молочная, 20 чебурашка, 25 из-под водки, 30 из-под шампанского. Искали и сдавали. Пробовали промышлять лекарственными травами для аптеки, но соотношение возня/доход там получалось слишком неслишком.
2. Была у нас в городе Электростали такая игра - "в баночки". "Баночки" - это пробки от пивных бутылок, в том числе от импортных. Своего рода валюта, каждая пробка имела свою цену в соотношении с другими. До сих пор помню, что желтая пробка из-под чешского пива (мы ее называли "12 процентов") равнялась двум "Окасимам", два "Окасима" одной "Кока-Коле" (в магазинах их не было, но как-то просачивались), а две "Кока-Колы" одному "Фазану". Очень хороший предпринимательский опыт. Все, кто хорошо играл "в баночки" достигли в этой жизни определенных высот. Я исключение. Я играл плохо.
3. Просто экономия на завтраках. Приходишь из школы домой голодный, зато с 30 копейками.
Сейчас, насколько я понимаю, все три способа нашим детям недоступны и слава Богу.
Но должны же быть какие-то другие?
Я противник того, чтобы платить за оценки в школе, помощь по дому и прочие естественные проявления благородства и целеустремленности. Нельзя оценивать в дензнаках поступки, которые маленький человек должен совершать просто потому, что он достойный член своей семьи.
Но я категорически за то, чтобы дети (особенно мальчики) с ранних лет учились зарабатывать сами и получали кайф от результата своего труда. Это бесценный опыт, который им потом пригодится на протяжении всей жизни.
Но вот я смотрю вокруг и никак не могу понять, где теперь искать практики такого рода.
Если Вам удалось их найти - буду рад обмену премудростями.