Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

с кружочками

(no subject)

Вслушался в песню "Henry Lee" и понял, что она вот о чем. Пока русская девушка спрашивает миленького своего, может ли он ее взять с собой в страну далекую и при чем тут его жена, англо-саксонская девушка просто убивает миленького за неправильный ответ и бросает его на дно колодца.

Спокойной ночи и с 8 марта.

с кружочками

(no subject)

А ведь новогодние праздники - это один сплошной логический сбой. Мы на каждом шагу декларируем обновление, желаем друг другу какого-то "нового счастья", а на практике как раз таки даем решительный отпор всему новому, ведем с нашим персональным обновлением непрестанную битву. Мы смотрим старые фильмы, соблюдаем традиции, едим одни и те же оливье с одетыми в шубы селедками, вспоминаем про родственников и некогда закадычных друзей, затаив дыхание слушаем поздравление нелюбимых нами правителей, бухаем, как минимум, первые два дня и совсем не торопимся использовать новогодние каникулы для новых свершений. Наоборот, оттягиваем этот момент как можно дольше, а когда КЗОТ все-таки пинками выгоняет нас на работу, для обновления уже не остается сил. Поэтому все идет по-прежнему.
Может быть, в этом ритуальном убийстве будущего и заключается харизма праздника? Встретить новый год, тут же запретить ему быть по-настоящему новым и по этому поводу восторжествовать. Изгнание злых духов обновления вечнозелеными силами прошлого и настоящего. Новый год как искусственный кризис, который лишь позволяет еще раз инаугурировать статус кво и выдать всему традиционному следующий годовой ярлык на княжение.
Интересно, а в других культурах прослеживается эта амбивалентность при праздновании новолетия? Как там у зороастрийцев, мусульман, иудеев, буддистов, индусов и многочисленных язычников? Уверен, что примерно так же, но любопытны подробности.
с кружочками

(no subject)

Старый Новый год, говорите? В допетровскую эпоху новолетие праздновали 1 сентября. А до Ивана III - и вовсе 1 марта. Тоже отмечать будем?
Когда уже закончится это новогоднее бешенство?
У половины контрагентов коматоз продолжается, дела стоят, работать невозможно.
Надеюсь, при нашей жизни эти подрывные каникулы отменят, как страшный сон. А заодно введут сезонный разрыв дипломатических отношений со всеми странами, где в зимний период температура выше 15 градусов по цельсию.
Мы не дождемся, так, может, хоть дети наши поживут.
с кружочками

(no subject)

IncRussia публикует сжатую версию главы из моей "Яндекс.Книги", которая вот уже третий день, как стала вечнолегальнобесплатной.
Кто придумал слово "Яндекс"? Почему в день рождения компании даже Волож не мог себе представить, что это будет поиск по интернету? Какую роль в истории "Яндекса" сыграло Священное писание? Что такое "индекс с яйцами"? Это и многое другое здесь.
с кружочками

10 ЛЕТ "РУССКОМУ РЕПОРТЕРУ"

Из них 7 лет - мои, и, пожалуй, это самое интересное время моей журналистской карьеры. Спасибо Виталий Лейбин (Leybin Vitaliy) за настоящее лидерство и способность скоммуницировать некоммуницируемое. Спасибо всем коллегам за талант, труд и редкое качество - умение признавать существование друг друга в полной мере. Спасибо Татьяна Гурова (Tatyana Gurova) и Валерий Фадеев за полное невмешательство и ту степень творческой свободы, которой я не видел ни в одной редакции из тех, где работал. "Русский репортер" - это не просто журнал, это свод законов человеческой природы, большой и бесконечный проект по исследованию творческих способностей человека. Бывших сотрудников "Русского репортера" не бывает. Это мафия, которая бессмертна. С праздником, коллеги!
с кружочками

"ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ПОБЕДЫ". Моя колонка нигде

Что-то в этом году на улицах маловато георгиевских ленточек. Ни на машинах, ни на сумочках, ни на запястьях. Может, их перестали раздавать? Да нет, новостей на эту тему предостаточно, партийные волонтеры по всей стране раздают ленточки прохожим, и люди берут. Вот только на улицах черно-оранжевой символики от этого больше не становится. Не сравнить с тем, что было еще года три назад. Почему?

Почему я сам теперь избегаю людей, желающих пометить меня знаком победы. Ведь еще несколько лет назад я сам приставал к автомобилистам на заправках: «Где дают?» А теперь, даже если на выходе из метро меня поймает какой молодогвардеец и всучит георгия, я кладу его в кармашек сумки и никому не показываю.

Я что — стал меньше любить ветеранов? Стал меньше ценить дедушку Леню, который ходил в конвоях по северным морям, или дедушку Лешу, который прибавил себе год, чтобы его взяли на завод работать для фронта. Может, мне теперь менее дорога бабушка Люся, пережившая блокаду, или бабушка Лиза, которая в подмосковной деревне ела лебеду и до сих пор не может смотреть, как на помойки выбрасывают еще не совсем испорченные продукты?

Нет. Просто в последнее время я интуитивно чувствую, как между мной и моими родными ветеранами встал некто третий. Он думает, что без него я не в состоянии испытывать патриотические чувства. Он стоит и дирижирует: «Ну же! Давай! Скажи им, как ты их любишь! Вырази им свою признательность за то, что 65 лет назад они сохранили нашу страну, нацию, историю! Если бы не они, Россия сегодня бы не встала с колен!»

Я ему отвечаю: «Пошел к чертям собачьим! Пока ты здесь, я ничего не буду говорить! Не примазывайся к моей бабе Люсе, оставь нас в покое, мы сами разберемся с нашей победой». Но аниматор не уходит. Он пытается монополизировать мои чувства и мне же самому их продать. Он протягивает мне георгиевскую ленточку как знак того, что только в его посредничестве спасение. Но я уже готов отвергнуть из его рук любую святыню. Потому что руки манипулятора десакрализуют все, к чему прикасаются.

Нескольких Дней победы усиленного режима хватило, чтобы поставить под удар даже это. Ежегодные репетиционные пробки повергают в бешенство самых искренних патриотов, добровольно-принудительное волонтерство развращает юные умы, а то, что из ветеранов получается хорошая массовка для актуальных политических маневров, очевидно уже даже самим ветеранам. В сущности, с Днем победы произошло то же самое, что с разукрашенным Штирлицем — на нем собрали краткосрочные дивиденды. Еще немного — и объединяющий ресурс последней исторической даты, не вызывающей в России разногласий, будет освоен, обессвятен и выброшен на помойку отработанной исторической символики.

И вот теперь у меня вопрос — а чем дальше будем объединяться? Взметнем на Пасху флаги «Единой России» рядом с крестами церквей? Разукрасим Деда мороза и Снегурочку в цвета национального флага? Будем сжигать на масленицу чучела врагов России? Какие еще бесспорные для всех ценности и традиции не убиты вонючим партийно-административным гламуром? Да, пожалуй, что уже никакие.

Премьер говорит, что партии нужны новые идеи, новые лица. Вот только если лиц еще можно немного наскрести, то никаких идей для политической переработки больше не осталось. Почти никаких. Я обращаюсь к вам — мастера политических технологий позапрошлого века. Ну может хватит уже, а?! Оставьте вы нам хоть что-нибудь. Перестаньте врываться в алтарь, хватать там реликвии и отправлять их в переплавку, чтобы распродать на вес. Ведь когда святыни находятся в руках тех, кому принадлежат по праву, они стоят гораздо дороже. И объединяющей силы в них на порядок больше. Надо просто научиться ею пользоваться. Я вас научу, это очень просто. Надо всего лишь не идеи ставить на службу себе, а самим становиться на службу идеям.

Лично для меня последний День победы случился еще в прошлом году. В этом я парад смотреть не буду даже по телевизору. А георгиевскую ленточку все-таки повешу — но не напоказ, а у себя дома, над рабочим столом или в салоне автомобиля, чтобы никому ничего не демонстрировать. Потому что это моя реликвия, а не ваша технология! И я подозреваю, что именно так уже поступают многие. По крайней мере, эта версия отвечает на вопрос, куда исчезают символы победы, которые людям раздают на улицах.
+
Это моя первая колонка, опубликованная безгонорарно - исключительно для проекта THANKS JOURNALISM.
Номер ЯндексКошелька для благодарственных платежей: 41001798223563


с кружочками

"РУССКИЙ РЕПОРТЕР". Избранное

"ГЛАВНЫЙ ВЫБОР ЭПОХИ".  Небольшой,  но очень вдумчивый текст Виталия Лейбина и Филиппа Чапковского о текущем политическом моменте.

"7 ВОПРОСОВ О ПОЛИТИЧЕСКОМ КРИЗИСЕ".
Андрей Веселов пытает сердитого Сергея Белановского, одного из деятелей вполне себе проправительственного Центра стратегических разработок (ЦСР), на тему - почему в нашумевшем докладе ЦСР делается вывод о стремительной делигитимизации российской власти.

"МАСКАРАД ПРИ ПОДДЕРЖКЕ НАТО". Живые и глубокие наблюдения великого фотографа Юрия Козырева, который сейчас находится в Ливии.

"ДЕФИЦИТ ВОЛКОВ".
Крохотная, но духоподъемная заметка Арама Тер-Газарянаю, которая информирует о том, что теперь мы будем гнать в Европу не только нефть, но и зубастых хищников.

"ОЧЕНЬ МАЛЕНЬКАЯ ВЕРА".
Мой репортаж, который Вы уже читали. Но, наверняка, не читали редакционную колонку, из которой становится ясно, зачем "Русский репортер" сделал это.

"ГОРОД КИБОРГОВ".
Павел Бурмистров, добавив себе изрядное количество седых волос, побывал в японских городах, уничтоженных цунами. А фотограф James Whitlow Delano снял все это на крупнозернистую черно-белую пленку.



"ЧАХОТКА ВЕРНУЛАСЬ".
Фоторепортаж Максима Дондюка об одной из самых страшных болезней планеты.



"10 МИФОВ ОБИТАЕМОГО КОСМОСА".
В преддверии юбилейного Дня космонавтики отдел науки вспоминает, какие человеческие надежды вселенная жестоко обманула, а какие частично оправдала.

"ПОГОВОРИ СО МНОЙ, БОГИНЯ НАМАККАЛЬ".
Милая колонка Ольги Андреевой о том, что какой бы серьезной ни была наука, в ней всегда есть место мистике.


фото Алексея Майшева, для "РР"

"ВОЙНА" И МИР.
Взыскательное интервью Марины Ахмедовой с активистами арт-группы "Война", из которого становится совершенно очевидно, что эти люди не только современные художники, но и реальные мудаки.

"КАМЕНЬ В ДОМЕ".
Заметка Веры Михайловой о том, в каком состоянии у нас пребывает один из самых зрелищных видов спорта. Осторожно, после просмотра фотографий хочется немедленно жениться на российской керлингистке. Потому что они все почему-то очень красивые. Например, вот такие:


фото Сергея Мелихова, для "РР"

"ВОЗВРАЩЕНИЕ КОТЛЕТ И КАСТРЮЛЬ".
Татьяна Филимонова без ущерба для фигуры исследовала новое увлечение среднего класса - кулинарные мастер-классы.