Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

с кружочками

(no subject)

За минувшую неделю я стал невольным социологом по части настроений, царящих в передпринимательской среде.

Collapse )
с кружочками

КАМИНГ АУТ (в хорошем смысле)

"Коммерсант" пишет и это правда:

"В ноябре в Екатеринбурге откроется новое СМИ. Его создал известный журналист и писатель Дмитрий Соколов-Митрич. По его словам, редакция, в которую набрали местных журналистов, уйдет от традиционного формата новостных лент и будет делать упор на спецрепортажи и журналистские исследования. В проект инвестировали несколько российских бизнесменов. Окупить вложения планируется за 5-7 лет".

Здесь

Мои полные ответы на вопросы "Коммерсанта":

- Как будет называться новое медиа?
Название мы объявим 18го ноября на нашем медиаинтенсиве «План B», который проводим в партнерстве с УрФУ.

- Тематика издания?
Если использовать привычную терминологию, можно сказать, что это будет общественно-политическое СМИ с несколькими приоритетными направлениями. Первое – глубокая проработка новостей, ставка не на бесчисленное количество сообщений, а на то немногое, что создает повестку здравомыслящего и деятельного человека. Второе – спецрепортажи и журналистские исследования, изучение страны, которую мы все еще очень плохо знаем. На это мы не будем жалеть ни денег ни сил. Третье – человек во всех его конструктивных проявлениях, формирование культуры оптимизма, которая заключается не в том, чтобы купить себе розовые очки, а в предпринимательской логике личности: все, что со мной происходит, зависит прежде всего от меня, а уж потом от внешних обстоятельств. Все это мы будем отрабатывать в максимально мультимедийном формате, но по принципу «смешивать, но не взбалтывать». Я не верю в лонгриды-карусели, где слабое содержание текстов, фотографий и видео пытаются компенсировать ложной синергией. Все самые мощные публикации последних лет, которые я знаю — это либо очень хорошие тексты, либо очень хорошие фотоистории, либо очень хорошие видеоформаты. И все это будет представлено в нашем СМИ. Возможно, поначалу будет перекос в сторону текстов и фото, но постепенно пропорции будем выравнивать.

- Почему именно такая редакционная политика?
Потому что такая редакционная стратегия. Мы просто идем к той аудитории, которую большинство российских СМИ игнорируют. Понимаете, журналисты по природе своей чаще всего представители «громкого меньшинства» - и не важно, это то меньшинство, которое справа, или то, которое слева. Инстинктивно они работают для точно такого же «громкого меньшинства», полагая, что «тихое большинство» - это пассивная масса, которая не способна выражать и даже осознавать своих интересов. А мы точно знаем, что это не так. Эти люди активны, принципиальны, успешны, у них есть ценности и цели — просто они их выражают не на площадях и не в соцсетях, а другими методами. Им тоже многое не нравится в стране, но они не верят в магию революций и делают ставку на мягкую социальную силу. По соцопросам 73 процента жителей России считает себя патриотом, при этом 61 процент считает, что будучи патриотом можно и даже нужно критиковать власти своей страны. Эту огромную аудиторию большинство российских СМИ игнорируют — в результате между условной «Медузой» и условным РИА «Новости» мы имеем пустоту. Именно в эту середину наше СМИ и целится. На нравится это «тихое большинство», мы хотим создавать для него текущую и стратегическую повестку, мы хотим помочь ему осознать себя субъектом истории. Эта аудитория скорее умеренно-консервативна, поэтому и наше медиа будет умеренно-консервативным. При этом язык вражды — не наш язык, мы не подносим снаряды, а залечиваем раны. Поэтому мы будем стараемся находить то, что объединяет людей из самых разных общественных и политических лагерей, искать не только точки конфликта, но и точки соприкосновения, давать третий, неангажированный взгляд на дискуссионные проблемы.
Еще один важный момент. Мы уважаем свою аудиторию, ценим ее время и нервы, поэтому делаем принципиальную ставку на отказ от медийного шума даже в ущерб сиюминутному траффику - в пользу ясности и смыслов. Под это будет заточен и сам метод нашей работы, и интерфейс сайта, и дистрибуция контента, который мы будем распространять всеми возможными современными инструментами. Я считаю, что нормальный человек должен тратить не больше часа в день на то, чтобы понять, что происходит в его городе, в его стране и в этом мире. Ну, максимум, полтора. Все остальное — это медийное насилие и воровство времени у аудитории.

- География вашего СМИ? Где заканчиваются границы внимания?
Границ нет. В центре нашего внимания – уральская тематика, но мы также планируем уделять много внимания федеральной и общемировой повестке. Наша цель – создать такое СМИ, откуда житель Большого Урала сможет узнать, чем живет его регион, его страна и весь мир. Только что, например, наш корреспондент вернулся с очень интересным репортажем из Демократической республики Конго.

- Будете ли регистрировать как СМИ?
Конечно. Мы уже подали заявку.

- С кем издание будет конкурировать?
Сложный вопрос. Аналогичных изданий на российском рынке почти нет, поэтому мы рассчитываем не столько конкурировать с существующими СМИ, сколько создать на рынке новую нишу и новый метод восприятия информации. Наша задача — предложить аудитории альтернативу диктатуре бесконечных лент, наполненных короткими сообщениями. Впрочем, скорее это метод старый, по сути мы будем играть в журналистику 20-го века, но на новом технологическом витке, с учетом всех современных возможностей — в том числе по дистрибуции контента. Хотя отчасти конкуренции, конечно, не избежать, и мы планируем бороться за внимание аудитории с наиболее качественными, с нашей точки зрения изданиями общественно-политического и экономического направлений.

- Почему редакция в Екатеринбурге? Сколько журналистов? Кто главный редактор?
Я еще на журфаке МГУ писал курсовую работу на тему региональной журналистики в США — и меня удивляло, почему в Америке СМИ национального и даже мирового масштаба прописаны не только в Вашингтоне и Нью-Йорке. Есть Chicago Tribune, Boston Globe, Los Angeles Times. У нас же все самые заметные медиа сгрудились в столице — даже в Питере труба пониже, дым пожиже. Пожалуй, вторая по мощности журналистика именно в Екатеринбурге, но даже она отлично умеет работать с новостями, но не претендует на всеобъемлющую общенациональную повестку. Наша принципиальная позиция: Россия – это в основном не Москва. Мы будем активно сотрудничать с московскими авторами, но все же хотим смотреть на происходящее не под московским, а под общероссийским, страновым углом. Поэтому изначально было решено, что ядро редакции должны составить региональные журналисты. Екатеринбург был выбран как самым суверенный город за пределами МКАД, яркий, самобытный, с независимым характером. Город, который является одним из центров культуры и интеллектуальной жизни в стране.
Шеф-редактором екатеринбургской редакции станет Юрий Дорохов, он родом из Иркутска, 4 года жил в Екатеринбурге, потом некоторое время делал медийный бизнес в Алма-Ате, стал одним из создателем ведущего национального делового издания «Курсив». Консультант проекта — Виталий Лейбин, главред «Русского репортера». Куратор фото- и видеонаправления — Андрей Поликанов, который сейчас возглавляет фотослужбу на медиапортале «Такие дела». Я выступаю в качестве главного редактора, с ноября половину своего рабочего времени буду проводить здесь. Для меня это будет интересный личный опыт. Мои предки по материнской линии — с Урала, из Пермской области. Дед родился и вырос в Чусовом, а наши более глубокие корни — в селе Ильинском, куда мои предки переселились с Вологодчины еще в середине 17го века.

- Планируете ли строить корсеть по стране?
На первых порах мы будем сотрудничать с журналистами из других городов на внештатной основе, затем откроем корпункт в Москве - что само себе для нашей страны нехарактерно, обычно московские издания открывают корпункты в регионах. В дальнейшем постепенно будем разворачивать корсеть по стране и даже за ее пределами.

- На чем будете зарабатывать?
Сейчас, после того, как традиционная бизнес-модель СМИ рухнула окончательно, никто толком не знает, как зарабатывать. У нас есть в запасе, как минимум, несколько лет, поэтому мы делаем ставку на эксперименты - любые форматы, которые позволяют сотрудничать в рамках реальной журналистики и не несут репутационных издержек. Помимо традиционной рекламы, мы хотим зарабатывать на ивентике – будем организовывать мероприятия под эгидой нашего издания, включая конференции, семинары, образовательные проекты. Помимо классической рекламы, будем развивать нативный и контрибьюторский форматы. И я могу точно сказать, чего мы точно делать не будем. Первое - мы не будем под видом журналистики заниматься вымогательством по принципу «наезд-откат». Второе - мы не будем заниматься имитацией творческой деятельности, даже в угоду рекламодателю. Унылые пиаровские публикации остались в двадцатом веке - сегодня они не работают совсем, так что незачем обманывать коммерческого партнера, даже если он сам очень желает быть обманутым.

- Кто инвестор? Правда, ли он связан с Михаилом Ходорковским?
Какая неожиданная версия! Инвесторы - группа крупных и средних российских бизнесменов. Раскрывать их имена я не уполномочен, могу только сказать, что это бизнес отечественный, не банки, не госкорпорации, исключительно реальный сектор. Мотивация? Понимаете, за те семь лет, которые существует Лаборатория «Однажды», мы постоянно общаемся с предпринимателями самого разного калибра. Принято считать, что крупный бизнес делают люди циничные и хладнокровные, но это почти всегда не так: просто с обычными журналистами они держат дистанцию, прячутся за дежурными формулировками, боятся (и не беспочвенно), что их слова не так поймут или ложно интерпретируют. Нам же они доверяют полностью, общаются предельно искренне и не только офф-рекорд. В последние пару лет я все чаще стал замечать в таких разговорах новые нотки гражданского реванша. Их нельзя назвать ни оппозиционными, ни государственническими, они вообще не укладываются в эту ложную дилемму. Это скорее желание создать альтернативную, стабилизирующую повестку, объединяющую, а не разъединяющую общество. И в какой-то момент я попробовал предложить этим людям создать эффективный инструмент создания такой повестки — новое медиа. К моему удивлению, большинство из них, после некоторых раздумий и колебаний, согласились. Кажется, за последние десять лет это первый случай крупных инвестиций отечественного бизнеса в новое общественно-политическое СМИ. Никаким Ходорковским среди них, конечно, даже не пахнет — последний раз я общался с людьми из его команды в 2003-м году, когда ездил в Нефтеюганск писать репортаж о том, почему никто в столице империи ЮКОС не заступается за своего бывшего работодателя.

- Сумма инвестиций в проект?
Эта цифру мы не разглашаем. Могу только сказать, что она не запредельна, но достаточна для того, чтобы вывести проект на устойчивую орбиту.

- Какие планы по окупаемости?
Мы рассчитываем выйти на точку текущей безубыточности за полтора-два года. Горизонт участия Лаборатории «Однажды» и меня лично — несколько лет, за это время мы должны создать крепкую екатеринбургскую команду. Срок окупаемости инвестиций ориентировочно оценивается в 5-7 лет. Уверен, что за это время человечество совместными усилиями родит какую-то новую устойчивую бизнес-модель для качественных медиа. Иначе оно окажется окончательно беззащитным и дезориентированным в так называемом информационном веке.
с кружочками

(no subject)

Между тем за первую половину 2019-го Лаборатория "Однажды" сделала такую же прибыль, как за весь прошлый год. Подчеркиваю - не выручку, которой все так любят хвастаться, а именно прибыль, то есть конечный результат любой предпринимательской деятельности. И это рост не с низкой базы, когда удвоение в процентном соотношении, по большому счету, иллюзия. База у нас уже недетская, и рост вдвое требует действительно серьезных усилий.
Я никогда не любил и не понимал цифры, но теперь поражаюсь, какая эта сила и насколько легче живется, когда компания оцифрована и у тебя есть понятная и удобная панель управления. Я уверен, что без цифр я бы сейчас довел себя до паранойи, мне бы казалось, что всё плохо, мы все недорабатываем, еще чуть-чуть - и умрем в страшных муках. Предпринимательская паранойя вещь, конечно, полезная, но в совместимых с человеческой жизнью пределах и без отрыва от реальности. А в реальности, оказывается все не только неплохо, но очень даже хорошо, коллеги отлично работают, все больше клиентов возвращаются и даже по текущим контрактам запас прочности - как минимум, год.
Я и раньше не раз слышал о том, что бизнес без сбалансированных показателей - это не бизнес, а ремесло, - но лишь сейчас ощутил это в полной мере. Только с цифрами можно органично масштабироваться. Цифры успокаивают, но цифры и вовремя предупреждают, если что-то не так. Теперь мы видим всё - начиная от нашей общей маржинальности с полной структурой издержек и заканчивая тем, какой финансовый вклад внес каждый продажник, каждый автор и даже каждый клиент (да, мы отслеживаем маршруты сарафанки). Спасибо исполнительному директору Лаборатории Дмитрию Картушину за серьезную аналитическую работу и всем коллегам, всем штатным и внештатным сотрудникам за нашу общую творческую силу.
#лабораторияоднажды
с кружочками

(no subject)

Из интервью с одним крупным инвестором:
- Мне иногда кажется, что Карл Маркс был агентом мирового финансового капитала. Ведь это ж надо так настроить весь мир против производственников - тех, кто создают реальную прибавочную стоимость, как могут, продвигают человечество по пути прогресса, рабочие места создают. Взять и выставить их как эксплуататоров, направить на них весь гнев трудовых масс. И оставить в тени финансистов, которые вот уж точно эксплуатируют весь мир, манипулируя бумажками.
- Чей-то заказ?
- Да кто ж его знает.
- А кем у нас, кстати, был Энгельс?
- Энгельс?.. Энгельс был финансистом...
с кружочками

(no subject)

"WIN-WIN-WIN". Это название очень интересной статьи, которую написали наши друзья из фонда "Наше будущее" к "Российскому инвестиционному форуму" в Сочи. Они уже несколько лет внедряют в России передовой опыт Великобритании, которая давно научилась привлекать в социальные предприятия частный капитал при помощи инструмента социальных облигаций. И тем самым экономить расходы государства, делая при этом качество услуг населению значительно лучше. Что это за облигации, как они работают и что общего между Лондоном и Нефтеюганском? Читать здесь.
+
"В Нефтеюганске нам удалось сложить некий «треугольник интересов». Грань первая — интерес городских властей, которым нужно открывать новые детские сады при минимуме затрат. Грань вторая — крупный бизнес, который ищет возможности для надежных инвестиций и не всегда их может найти. И, наконец, грань третья — местные социальные предприниматели, которые уже давно облюбовали нишу частных детских садов, но не имеют достаточно денег для быстрого развития.
Как одновременно решить эти три задачи? Шаг первый: местный социальный предприниматель Дарья Миронова, у которой в городе уже есть один детский сад, заявляет, что готова открыть в старом здании еще один, если кто-нибудь вложится в его ремонт и обустройство. Она даже название уже придумала — «Умничка». Шаг второй: местный крупный бизнесмен Нурали Артыкбаев готов инвестировать в проект 80 млн рублей, если будет уверен, что вложения принесут ему прибыль. Шаг третий: местные власти соглашаются подписать концессионное соглашение и гарантировать заполняемость «Умнички» из расчета 615 детей в год. Стандартная родительская оплата плюс дотации из бюджета обеспечат ему достаточную рентабельность. Подсчитали экономику — все сходится. Эту схему можно назвать «win-win-win» — поскольку все трое ее участников в итоге остаются в выигрыше".
с кружочками

СДЕЛАНО "ОДНАЖДЫ"

"Сноб" публикует сокращенную версию истории Натальи Касперской из нашей книги "БИЗНЕС ИЗ НИЧЕГО. Как построить интернет-компанию и не сойти с ума", которую написал Владислав Моисеев.
+
"В 1999 году мы с Евгением Касперским официально развелись, но сохраняли хорошие отношения. Спустя восемь лет у нас появились разногласия по поводу дальнейшего развития компании. Касперский хотел управлять компанией либо сам, либо через финансового директора. А я была против, так как у финансистов есть одна особенность: они все время смотрят в цифры, а цифры — это всегда прошлое. Есть, конечно, исключения, но, как правило, финансисты — плохие руководители для высокотехнологичного бизнеса.
Я ушла, а компанию возглавил финансовый директор. Я это называю «торжеством квадратиков». Сначала мы нарисуем схему, а потом будем запихивать туда жизнь. Спасло компанию только то, что финдиректора Касперский потом все-таки уволил и поставил на его место бизнес-человека. Но многое было уже утеряно, и былые темпы роста в 126 процентов в год (как в 2007 году) никогда не вернулись".

Читать
Купить
с кружочками

СДЕЛАНО "ОДНАЖДЫ". "Новые неудержимые"

Пока мы тут сидим и ноем, в стране выросло новое предпринимательское поколение "игреков". Это люди, имеющие стойкий иммунитет ко всем высоким болезням, напрочь лишенные национальных комплексов неполноценности и в то же время не успевшие зажраться на взлете, поскольку их детство прошло в голодные 90-е. Мы решили поизучать этих интересных "дотридцатилетних" на примере их четырех ярких представителей:
Денис Добряков, 28 лет, компания "Artskills", годовой оборот - свыше 100 млн рублей;
Герман Гаврилов, 28 лет, компания "Roistat", стоимость по результатам текущего раунда инвестиций — более 1 млрд рублей;
Евгения Роньжина, 30 лет, компания "MyBusiness.Community". Среди клиентов — крупнейшие российские банки, компании и государственные структуры;
Георгий Соловьев, 28 лет, компания "Skyeng". Стоимость компании по итогам последнего раунда инвестиций - 100 млн долларов.
Текст написан для журнала "ПМЭФ", теперь об этих потрясающих ребятах знают не только в молодом предпринимательском сообществе, но и все участники Питерского международного экономического форума, в том числе иностранные (журнал выходит на русском и английском). Для большой аудитории публикация вышла сегодня в "Русском репортере".
Начинаем работать по журналу к Дальневосточному экономическому форуму. Если знаете какие-нибудь интересные компании из тех краев, будем рады подсказкам.
с кружочками

(no subject)

Еду в Питер на конференцию Digitale. Приходите, будет интересно.
Тезисы выступления:
- Время PR-технологий заканчивается, начинается эпоха искренних коммуникаций.
- Экономика будущего - это экономика знаний и ценностей. Преуспеет тот, кто умеет помогать своим ценностям завоевывать смысловое пространство. Самостоятельно или с помощью привлеченного мастерства.
- Новый инструмент на медиарынке - "зависимая журналистика". В чем ее отличие от классической журналистики и традиционного пиара и почему именно она наиболее востребована в парадигме искренности и подлинности?
- "Такое ощущение, как будто пришла подмога в бою". Как мастерски написанная и вовремя изданная история помогает развивать бизнес и управлять реальностью. Парад кейсов
- "Это не должно быть забыто". За 30 лет российский бизнес прожил тысячи историй - ценнейший ресурс, который способен изменить менталитет нации. Мы лишь помогаем им состояться и находим в этой работе свой собственный смысл жизни.
с кружочками

ВОПРОС КИНОКРИТИКАМ И НЕ ТОЛЬКО

Тысячу раз смотрел "Бриллиантовую руку", но никогда не задумывался о том, по какой схеме шеф реализовывал свои контрабандные драгоценности. Между тем первые несколько минут фильма, снятые в формате немого тизера, наглядно это объясняют. Шеф свои сокровища тайком закапывал, потом находил их под видом клада и получал свои 25 процентов. Фактически государственно-частное партнерство: казна получает на халяву 3/4 дивидендов, шеф - 1/4.
Понятно, что киношная реальность не обязана подчиняться законам экономики и на самом деле схема эта совершенно нежизнеспособная: во-первых, 25 процентов не окупят всех затрат, во-вторых, нельзя же регулярно находить клады - не поверят и заметут. Но все-таки интересно, была ли в советской подпольной экономике какая-то похожая бизнес-модель, которая навеяла Гайдаю эту деталь сюжета? Или в чистом виде вымысел? Видео прилагается.
+